Даниил Крамер: «Нас приучают к менталитету замочной скважины»

Фото: strana39.ru
Мэтр российского джаза Даниил Крамер дал концерт в Калининградской областной филармонии имени 
Е. Ф. Светланова в рамках Международного фестиваля «Русская музыка на Балтике». 
Колорит состоял в том, что Крамер выступал в содружестве с камерным оркестром под управлением Александра Андреева и одним из основателей легендарной группы «Терем-квартет» Михаилом Дзюдзе. Между тем беседа корреспондента «СК» со знаменитым джазменом вышла далеко за рамки музыкальной тематики…

Джаз – это Вселенная!

– Даниил Борисович, в чем главная сложность таких импровизационных выступлений?
– Сложно, когда совместно играют музыканты с разным ритмическим мышлением. Именно так сегодня и было. Это колоссальное напряжение, но в то же время и азарт!

– Правда, что ваша музыкальная история началась с флейты?
– Я начал заниматься музыкой, когда мне было три с половиной года, может, четыре. Ко мне пригласили флейтиста, который рассказал мне, что такое ноты и нотный стан, научил каким-то общим вещам. Уже через месяц он пришел к родителям и сказал: «Все, что я мог дать ему в общем плане, он уже знает, теперь ищите инструмент, на котором хотите его учить». Маме флейта почему-то не понравилась, решили попробовать меня на фортепиано. Я думаю, что состоялся позднее как музыкант потому, что всегда имел фантастических учителей, каждый из которых становился мне «мамой и папой». В моей жизни не было ни одного равнодушного учителя, ни одного дилетанта. Это редкость, но вот так повезло.

– В фильме «Мы из джаза» путь героев к славе тернист и долог. А как это было у вас?
– У меня история своеобразная. Я до 22 лет джаз за нормальную музыку не считал. Думал, что-то подплясное, легонькое. А когда я учился в Гнесинке, знакомые ребята дали мне послушать Рея Чарльза, Майлса Дейвиса, Чарльза Мингуса. Потом я услышал Леонида Чижика и понял: джаз – это Вселенная, которую я не знаю, но хочу изучить. 
А заняться джазом всерьез меня заставила несправедливость, которая случилась со мной в Гнесинке при отборе на конкурс Чайковского. Меня провалили. Сначала я был первым, а потом вдруг стал тринадцатым. На первые места протащили «своих». Я был настолько оскорблен и возмущен, что с классикой решил завязать. 
Это был непростой момент жизни – классика как бы вещала мне: «Знать тебя не желаю», а джаз: «Кто ты такой?!» И тогда я себе дал обещание: когда-нибудь стану известным, войду в жюри, а возможно, стану его председателем и никогда не допущу того беспредела, который совершили со мной на конкурсе!

«Я не Киркоров»

– Вы тщеславны?
– Тщеславие и честолюбие – это для артиста норма. Просто все должно быть в меру, не достигать болезненных размеров. 
Я не Киркоров. У таких персонажей эффектность забила эффективность, а музыкальность приносится в жертву блесткам. При этом – музыкальная и сценическая ущербность. Это и есть попса. А есть люди, которые превращают попсу в настоящее искусство – в поп-арт. Это Фредди Меркьюри, «Битлз», Барбара Стрейзанд, Элтон Джон. Их немного, но они есть.

– Между тем у нас на пике популярности именно Киркоров…
– Это объяснимо. Русская и кельтская музыкальные традиции – они разные. Это нормально. А печально то, что российская попса от всех видов национального искусства позаимствовала самые примитивные варианты: простенькие гармонии, выжимки из тюремной субкультуры, примитивные ассоциативные ряды. Печально то, что нас приучают к «желтизне», «менталитету замочной скважины», превращают низкопробную попсу и такой же юмор в основную «пищу», которую скармливают людям, убивая души самой сутью рейтингового телевидения. Идет монетизация искусства, статус музыканта определяется его гонорарами. Попсовость мышления порождает поколение людей с неглубокими душами, которые спокойно украдут, предадут, смошенничают, которые только умеют рвать на себе рубахи. И с нагайками в руках орать о патриотизме…

Спасение –  в образовании

– Мне кажется, понятие патриотизма с подачи свыше становится все более спекулятивным…
– Спекуляция явная. А что в реальности? У меня из головы не выходит история со столичными таксистами, которые после взрыва на станции «Парк культуры» раз в шесть подняли цены. Да еще, как мне рассказывали, некоторые из них избивали тех, кто бесплатно хотел подвезти, помочь. А в «Домодедово», по словам очевидцев и по информации с форумов, после взрыва таксисты требовали до 20 тысяч рублей, чтобы довезти до города… И какой, к черту, патриотизм, когда масса людей живет за чертой бедности, а на старости лет получает жалкие пенсии, на которые невозможно даже выживать? При этом – пафос и вопли «Ура, Россия!». 
И вот, как ни странно это прозвучит, я считаю, спасение от этого абсурда, прежде всего, в полноценном образовании.

– Вы, как педагог, не понаслышке знаете о состоянии нашего образования. В чем, по-вашему, корень зла?
– На словах-то представители власти все уважают профессию учителя. Но, уверен, многие даже не понимают, что учителя должны быть достойно оплачиваемы. Чтобы учитель не хотел брать взятки, двоедушничать из-за вынужденной бедности, чтобы целые поколения детей, видя это и живя в этом, не вырастали бездушными лжецами, готовыми коррупционерами и преступниками, чтобы учитель не думал о том, что у него у самого дети голодные, а он еще должен этих оглоедов учить. Где тут любви-то взяться?! И я искренне не понимаю, зачем нам копировать болонскую систему – чтобы они там признавали наши дипломы, а молодые люди быстро потом сматывались за рубеж? 
А лет через 20–30 нам будет нечем защищаться в плане мозгов. Наша образовательная система – это самая настоящая диверсия со стороны властей. Но чиновникам – им не до того. Они заняты перераспределением денег. Мне в министерстве образования недавно объявили, что я теперь менеджер по продаже педагогических услуг. Знаете, на сколько букв я их послал? Я – учитель, и по-другому не будет! 

Справка «СК»
Даниил Борисович Крамер родился 21 марта 1960 года в Харькове. Советский и российский джазовый пианист, педагог, композитор и продюсер, народный артист России. Действительный член Российской академии искусств. Член общественного совета Российского еврейского конгресса. Окончил Харьковскую среднюю специальную музыкальную школу. Продолжил образование в Московской академии имени Гнесиных как пи-анист академического направления, параллельно начал серьезно заниматься джазом и в 1982 году получил Первую премию на конкурсе фортепианных джазовых импровизаторов в Вильнюсе.  В 1985–1986 годах становится солистом Московской государственной филармонии и солистом Мос-концерта. Участвует во всех отечественных джазовых фестивалях. Является почетным членом Сиднейского профессионального джазового клуба. Преподает в музыкальном училище имени Гнесиных. Жена – графический художник. Воспитывает дочь.


«Я прилетел в Калининград, и мы порепетировали четыре часа, столько же – завтра, в день концерта», –  ответил музыкант на вопрос журналиста, как достигается такая сыгранность на сцене разных артистов

фото Юлии Алексеевой,  предоставлено Калининградской областной филармонией
 
По теме
2 июня в 17.00 Калининградский зоопарк приглашает на музыкальный вечер «У фонтана».
28.05.2018
 
 
Набирает обороты первенство России по футболу. Калининградская «Балтика» после трех поражений на старте приободрилась, прервала «черную» серию, однако победить не может.
15.08.2018 Страна Калининград
15–17 августа  (среда – пятница) Первенство Калининградской области по парусному спорту среди детских и юношеских классов.
15.08.2018 Страна Калининград
В районе Янтарного накрыли янтарщиков-подводников (видео) - ИА Русский Запад    © Фото: УМВД России по Калининградской области     Солнечный камень задержанные добывали прямо со дна Балтийского моря Полицейские совместно с Пограничным Управлением ФСБ задержали в районе Янтарного группу неле
21.08.2018 ИА Русский Запад
Совещание под руководством губернатора Антона Алиханова состоялось во вторник, 21 августа, в региональном правительстве.
22.08.2018 Правительство Калининградской области